Переломы лучевой кости в типичном месте и как следить за тем, чтобы доктор сделал все правильно.

Справочная каталогизированная информация о судебно-медицинских литературных источниках и литературе смежных наук: монографии, сборники, статьи, справочники, диссертации, программы. Библиографический указатель работ по судебной медицине XIX-XX веков.

Авторский каталог

Поиск литературных источников по фамилиям авторов А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

в каталог

Тематический каталог

Поиск и сортировка материалов по разделам судебной медицины в каталог

Типы литературных источников

Сортировка материалов по типам изданий: монографии, статьи, рефераты… в каталог

Библиографический указатель

Попытка собрать многочисленные библиографические справочники воедино. Пока в базе около 24 000 источников с 1799 г. в указатель

Раритеты

На сайте создается коллекция подлинных судебно-медицинских документов начала прошлого века. Коллекция пополняется к коллекции

Библиографический указатель диссертаций по специальности В«судебная медицинаВ»

Сведения о диссертациях по специальности В«судебная медицинаВ» с 1800 г. диссертации

Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ 10)

МКБ-10 онлайн. Полная русскоязычная электронная версия Международной классификации болезней 10-го пересмотра с обновлениями, пояснениями, комментариями, поиском. к МКБ-10

image С.А. Семенов. Витебская областная клиническая больница, Республика Беларусь. Журнал: SonoAce Ultrasound №28 Рубрика: Эхография поверхностно расположенных органов

УЗИ аппарат HM70A

Экспертный класс по доступной цене. Монокристальные датчики, полноэкранный режим отображения, эластография, 3D/4D в корпусе ноутбука. Гибкая трансформация в стационарный сканер при наличии тележки.

Введение

В оториноларингологических отделениях, занимающихся оказанием круглосуточной экстренной и неотложной помощи, пациенты с переломами костей носа (ПКН) составляют около 3 % [1], при этом ПКН являются наиболее часто встречающейся травмой лицевого скелета и ЛОР-органов [2]. Установление точного диагноза необходимо для экспертной оценки, выдачи достоверного заключения и определения тактики лечения.

Кроме клинического обследования, для уточнения диагноза во многих лечебных учреждениях имеется широкий арсенал диагностической аппаратуры (аппараты для рентгенографии, компьютерной томографии, МРТ, УЗИ и эндоскопического исследования). Рационально подобранный алгоритм диагностики приводит к своевременной постановке диагноза у пациента, адекватным и полноценным лечебным мероприятиям, что обеспечивает медицинскую, социальную и экономическую эффективность.

Цель исследования — оценить информативность методов диагностики переломов костей носа, разработать показания к ультразвуковому исследованию пациентов с ПКН.

Материал и методы

Клинически обследован 131 пациент с переломами костей носа, всем из них была выполнена рентгенография костей носа, 20 из них выполнена КТ. Проведено 100 УЗИ костей носа (20 здоровых добровольцев, 70 пациентов с ПКН и 10 пациентов со стойкими посттравматическими деформациями носа). Рентгенограммы костей носа выполнялись в боковых и прямой затылочно-подбородочной проекциях. КТ костей носа осуществлялась с помощью спирального компьютерного томографа в аксиальной, а в ряде случаев и коронарной проекции с шагом 5 мм, с последующей двухмерной реконструкцией. УЗИ костей носа проводилось с учетом описанных в литературе методик [3, 4] на современном ультразвуковом аппарате линейно-трапециевидным датчиком с длиной рабочей поверхности 40 мм и частотой 6-12 МГц в положении пациента лежа на спине. Датчик вначале устанавливали продольно (параллельно спинке носа) и поперечно на спинке носа, а затем продольно и поперечно на обоих скатах носа. Для придания конгруэнтности поверхности датчика и носа на кожу носа наносился гель.

Результаты и обсуждение

Во время клинического исследования при определении крепитации костных отломков, подвижности пирамиды носа, появлении или увеличении деформации наружного носа диагноз ПКН был поставлен лишь у 73 (55,3 %) пациентов. Однако при наличии деформации наружного носа, без клинически определяемой крепитации, подвижности костных отломков у 49 (37,12 %) человек необходимо было дифференцировать стойкую посттравматическую деформацию наружного носа от «свежего» ПКН с деформацией наружного носа. Для уточнения диагноза использовали инструментальное дообследование. С помощью боковых рентгенограмм костей носа удалось выявить перелом костей носа у 125 (95,42 %) из 131 пациента. У 6 (4,58 %) обследованных с клиническими признаками ПКН и деформацией наружного носа, когда происходило западение одного из скатов носа, на рентгенограммах в боковых проекциях перелом не был выявлен. Прямая затылочно-подбородочная проекция (Waters view) использовалась для оценки бокового смещения отломков или подтверждения признаков перелома, не диагностированного на боковых рентгенограммах. Так, из 8 пациентов прямая проекция выявила перелом лишь у 4 (50 %), со значительным смещением отломков. При небольшом смещении отломков из-за наложения костных структур перелом со смещением визуализировать не удалось. Проведен анализ КТ костей носа 20 пациентов с ПКН, у всех подтверждено наличие перелома.

Как альтернатива рентгенологическому методу использовалось УЗИ. По данным литературы, современные ультразвуковые аппараты дают возможность отобразить кости носа, их переломы и смещение и являются альтернативой рентгенологическим методам исследования [5-8]. Ультразвуковое сканирование занимает лидирующее положение среди лучевых методов диагностики, что обусловлено простотой, неинвазивностью и экономичностью сонографии, непродолжительностью данного исследования, отсутствием ионизирующего излучения [9].

При УЗИ 20 пациентов без переломов носа в анамнезе была определена нормальная ультразвуковая картина наружного носа (рис. 1). Кости носа визуализировались в виде непрерывной дугообразной гиперэхогенной линии, над которой располагалась гипоэхогенная зона с вкраплениями: жировая клетчатка и тонкий гиперэхогенный слой — кожа.

Рис. 1. Ультразвуковое исследование носа (норма и переломы). 1) Кости носа без признаков перелома (на кости носа указывает стрелка). 2) Расположение датчика при исследовании (2а, 2с — на фото, 2в — схематично). 3) Переломы костей носа (места перелома обозначены стрелкой); а — датчик расположен продольно на спинке носа; в — датчик расположен поперечно на спинке носа; с — датчик расположен поперечно на левом скате носа.

При ультразвуковом сканировании визуализировали места переломов, которые выглядели в виде анэхогенной полосы, нарушающей непрерывность гиперэхогенной линии костей носа, часто смещение отломков визуализировалось в виде ступеньки (рис. 1). Изображение в виде снимка фиксировали на мониторе и сохраняли в памяти компьютера, в дальнейшем оно могло быть распечатано на бумажном носителе. Сложности возникали при УЗИ пациентов с ПКН с повреждением кожных покровов носа, так как этот метод исследования является контактным, в отличие от рентгенографии, которую можно проводить с лейкопластырной или марлевой повязкой на носу. В таких случаях УЗИ проводилось после первичной хирургической обработки раны носа либо на датчик надевался латексный чехол, заполненный водой или гелем. Среди 70 исследованных пациентов с переломами костей носа при УЗИ удалось определить или подтвердить наличие перелома у 68 (97,14 %).

Для дифференциальной диагностики ПКН со стойкой посттравматической деформацией наружного носа провели 10 УЗИ пациентов с неправильно сросшимися переломами (рис. 2). При УЗИ отсутствовала четкая анэхогенная линия перелома, наблюдалось утолщение костей, окружение костей тканью пониженной эхогенности. В качестве иллюстрации приводим одно из наших клинических наблюдений.

Рис. 2. УЗИ носа: стойкие посттравматические деформации носа. На места сросшихся переломов указывает стрелка, датчик стоит поперечно на правом скате носа.

Клиническое наблюдение

Пациент Б., 27 лет, был доставлен в приемное отделение УЗ ВОКБ бригадой скорой медицинской помощи после того, как несколько часов назад был избит, сознание не терял. У пациента были жалобы на боль в области носа, головную боль. Больной был осмотрен оториноларингологом и нейрохирургом. Установлено: выраженный отек мягких тканей наружного носа, больше в области правого ската носа, пирамида носа находится по средней линии, при пальпации неподвижна, болезненна, крепитации костных отломков не определяется. Сделаны рентгенограммы черепа в двух проекциях, рентгенограммы костей носа в боковых проекциях. Данных о переломе не получено. В связи с тем, что черепномозговая травма (ЧМТ) и ПКН во время осмотра и обследования не выявлены, пациенту был поставлен диагноз: «ушиб носа». Рекомендовано дальнейшее наблюдение оториноларинголога и невролога в поликлинике по месту жительства.

На следующий день пациент повторно обратился за помощью в связи с усилившимися головными болями. Была сделана КТ головного мозга и лицевого черепа. На КТ выявлен перелом костей носа в области правого бокового ската носа (рис. 3). Пациента госпитализировали в нейрохирургическое отделение с диагнозом: «закрытая черепномозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом костей носа». При проведении УЗИ костей носа ПКН был подтвержден, выявлено смещение — западение костей носа в области правого бокового ската. Так как отек мягких тканей носа уменьшился, стала определяться незначительная деформация наружного носа. Поставлен диагноз: «закрытый перелом костей носа с деформацией наружного носа».

Рис. 3. Перелом костей носа в области правого бокового ската носа (клиническое наблюдение): 1 — фотография, 2 — боковая рентгенограмма, 3 — компьютерная томограмма, 4 — эхограмма.

На основании полученных данных предлагается алгоритм обследования пациентов при повреждении носа (рис. 4).

Рис. 4. Алгоритм обследования пациента при травме носа.

Выводы

  1. Большинство переломов костей носа выявляется с помощью инструментальных методов исследования, клинически удается поставить диагноз перелом костей носа лишь у 55,3 % пациентов.
  2. Боковую рентгенографию целесообразно использовать для скринингового обследования пациентов с травмами носа.
  3. УЗИ костей носа является более точным методом диагностики переломов костей носа в области боковых скатов носа по сравнению с рентгенографией, позволяет задокументировать боковое смещение отломков.
  4. КТ является наиболее точным методом исследования, незаменима для диагностики комбинированных переломов костей черепа.

Литература

  1. Семенов С.А. Особенности эпидемиологии переломов костей носа // Достижения фундаментальной, клинической медицины и фармации: материалы 65-й науч. сессии сотр. ун-та, Витебск, 24-25 марта 2010 г. / Вит. гос. мед. ун-т; редкол.: В.П. Дейкало [и др.]. Витебск, 2010. С. 65-67.
  2. Боймурадов Ш.А. Частота встречаемости переломов костей носа среди травм лица // Российская оториноларингология. 2006. N 4. С. 4-6.
  3. Еремина Н.В., Чернышенко И.О., Русецкий Ю.Ю. Диагностика и лечение переломов костей носа с использованием ультрасонографии // Российская оториноларингология. 2007. N 4. С. 73-79.
  4. Thiede O. Comparison of ultrasonography and conventional radiography in the diagnosis of nasal fractures // Arch. Otolaryngol. Head Neck Surg. 2005. V. 131 (5). P. 434-439.
  5. Еремина Н.В., Русецкий Ю.Ю., Чернышенко И.О. Диагностическая эффективность рентгенографии при переломах костей носа с позиции доказательной медицины // Российская оториноларингология. 2004. N 3. С. 33-36.
  6. Danter J. et al. Ultrasound imaging of nasal bone fractures with a 20-MHz ultrasound scanner // HNO. 1996. V. 44 (6). P. 324-328.
  7. Friedrich R.E., Heiland М., Bartel-Friedrich S. Potentials of ultrasound in the diagnosis of midfacial fractures // Clin Oral Investig. 2003. V. 7 (4). P. 226-229.
  8. Zagolski O., Strek P. Ultrasonography of the nose and paranasal sinuses // Pol Merkur Lekarski. 2007. V. 22 (127). P. 32-35.
  9. Чернышенко И.О. Оптимизация диагностики и лечения травматических повреждений костных структур носа: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. Самара, 2005.

УЗИ аппарат HM70A

Экспертный класс по доступной цене. Монокристальные датчики, полноэкранный режим отображения, эластография, 3D/4D в корпусе ноутбука. Гибкая трансформация в стационарный сканер при наличии тележки.

« предыдущая статья следующая статья »

Публикации по теме

Горизонтальные переломы корней являются нераспространёнными типами переломов, составляя 0,5-7% от количества всех поражений постоянных зубов. Зубы с присутствующими горизонтальными переломами также характеризуются подвижностью, определенной степенью экструзии и смещением корональной части в зависимости от сложности и локализации патологии. При постановке такого диагноза следует всегда проводить рентгенологическую диагностику. Но при этом следует помнить, что если центральный луч не спозиционирован непосредственно через область ближнего фрагмента, то линию перелома верифицировать достаточно сложно.

image

Для решения подобной задачи было предложено использовать специальные радиографы с увеличенным или уменьшенным углом съемки в 15 градусов, но в последнее время все чаще методом выбора становится конусно-лучевая компьютерная томография, поскольку таковая обеспечивает наибольшую точность при идентификации травм зубочелюстного аппарата. Основные преимущества КЛКТ состоят в возможности трехмерной визуализации анатомических структур для уточнения местоположения, протяженности и направления линии дефекта, исключая при этом влияние рентгенологического эффекта суммации. Вместе с тем, по сравнению с планиметрическими методами диагностики, КЛКТ является менее доступным, более дорогостоящим и таковым, который характеризуется повышенной рентгенологической нагрузкой. Для формулировки некого прогноза при наличии горизонтального перелома корня следует учитывать топографию такового, а также особенности процесса его заживления. Предварительно проведенные исследования указывают на то, что для такой цели чаще всего используется метод прицельной рентгенографии. Исследования же, которые бы позволили провести оценку и прогноз горизонтального перелома зуба в перспективе, используя для этого метод КЛКТ, вообще отсутствуют.

В данной статье представлен анализ клинической и рентгенологической оценки горизонтального перелома зуба с использованием планиметричных и КЛКТ методов исследования в ходе двухлетнего наблюдения за пораженным центральным резцом верхней челюсти справа, лечение которого проводилось с использованием минерал триоксид агрегата (МТА).

Клинический случай

48-летняя женщина обратилась за стоматологической помощью на факультет стоматологии Чиангмайского университета в марте 2012 года с главной жалобой на спонтанную боль и подвижность в области 11 зуба. Симптомы возникли после аварии, произошедшей четыре месяца назад. У пациентки был диагностирован горизонтальный перелом корня и некроз пульпы с развитием симптоматического апикального периодонтита. В качестве первичного лечения пациентке была проведена инструментальная очистка коронального сломанного фрагмента, после чего в область перелома внесли гидроксид кальция без шинирования проблемного зуба. Было запланировано провести окончательное эндодонтическое лечение через два месяца. До начала этого этапа лечения была получена клиническая фотография зуба (фото 1 (а)), а также его периапикальная рентгенограмма (фото 1 (b)). В качестве внутриканального материала для коронального фрагмента использовали пасту на основе гидроксида кальция Vitapex (Neo Dental Chemicals). В области апикального фрагмента зуба никакого лечения не проводили.

Через год после применения гидроксида кальция зуб не демонстрировал никаких симптомов. На периапикальной рентгенограмме было обнаружено восстановление целостности костных структур с обеих сторон перелома, в области же апикального фрагмента не было обнаружено никаких патологических признаков (фото 1 (с)). После этого провели обтурацию эндодонтического пространства коронального фрагмента посредством МТА, после чего провели контроль при помощи цифровой периапикальной рентгенографии (фото 2 (a)). Через месяц провели процедуру интракоронкового отбеливания с использованием пербората натрия как основного химически-действующего агента и стеклоиономерного цемента (GC Fuji IX GP, GC) для изоляции окружающих тканей в области шейки. После трех циклов отбеливания цвет зуба оказался немного ярче по сравнению с соседними зубами (фото 3 (а)). В конце проводили восстановление полости доступа посредством фотополимерного композита (Fitek Z350 XT, 3M).

Через год после обтурации MTA зуб не демонстрировал никаких симптомов, а пациентка была довольна достигнутым оттенком. На прицельных рентгенограммах (фото 2 (b)) было обнаружено проникновение костной ткани в диастазы между фрагментами зуба, которая, однако не достигла инвазии до центральной части. В области апикального фрагмента никаких признаков нарушения костной ткани не отмечалось. В ходе двухлетнего наблюдения (июнь 2015 г.) были сделаны две периапикальные рентгенограммы: одна по методике параллельных лучей (фото 2 (с)), а другая с уменьшением вертикального наклона рентгеновского луча (фото 2 (d)). Обе периапикальные рентгенограммы продемонстрировали признаки заживления в области диастазов. Четкая рентгеноконтрастная линия между корональным и апикальным фрагментами помогла определить, что оба фрагмента зуба окружены своими собственными костными границами с четко контурированной костной пластинкой. Исходя из этих данных, результат лечения можно было категоризировать как «заживление путем интерпозиции костной и соединительной тканей», согласно классификации, предложенной Andreasen и Hjörting-Hansen. Однако в области дистальной стенки зуба в пришеечной области была идентифицирована другая рентгенпрозрачная линия (фото 2 (c) и 2 (d)). Можно было предположить наличие дополнительного пришеечного перелома зуба, однако никаких клинических признаков не сопутствовало постановке данного диагноза.

Учитывая наличие дополнительного перелома с вестибулярной стороны в пришеечной части, врачу пришлось несколько редуцировать область режущего края 11 зуба для минимизации уровня прилагаемой на него нагрузки. Цвет зуба при этом в ходе годового наблюдения оставался полностью стабильным (фото 3 (b)). От пациента также было получено письменное информированное согласие на публикацию данного клинического случая в качестве статьи.

Обсуждение

Исследование Bornstein и коллег было посвящено сравнению эффективности использования методов КЛКТ и внутриротовых рентгенограмм для оценки локализации различных объектов. Авторы обнаружили, что местоположение переломов, как и углы их прохождения в структуре зуба по данным двух вышеупомянутых методов значительно отличались. По данным внутриротовых рентгенограмм наиболее частой локализацией переломов зуба являлась средняя треть корня (63,6%). С помощью КЛКТ удалось уточнить, что 70,45% таких переломов случаются с вестибулярной стороны, и 29,55% с небной. Исходя из этого, можно сделать вывод, что поперечные переломы срединной части корня, зарегистрированные на периапикальных рентгенограммах, на самом деле являются наклонными, а не полностью горизонтальными, которые начинаются со срединной части корня с вестибулярной стороны и заканчиваются в пришеечной области с небной. Аналогичная ситуация была обнаружена и в данном клиническом случае, таким образом, результаты нашего исследования согласуются с данными Bornstein и коллег.

Расположение области перелома является важным фактором, влияющим на прогноз и долгосрочную выживаемость травмированного зуба. В исследовании, проведенном Andreasen и соавторами, было обнаружено, что 10-летняя выживаемость зубов при горизонтальном переломе корня на апикальной трети составила 89%, в средней трети корня — 78%, а в пришеечной области — 67%, строго в пришеечной трети корня – 33%. Предполагается, что 10-летняя выживаемость 11 зуба в данном клиническом случае, основываясь на данных КЛКТ, будет составлять от 33% до 67%, что меньше прогноза, который может быть сделан по результатам внутриротовой рентгенографии.

Согласно результатам анализа обычных рентгенограмм, чаще всего заживление переломов состоит в интерпозиции соединительной ткани между фрагментами зуба с дальнейшей кальцификацией данной области и прорастанием грануляционной ткани, в то время как инвазия костных структур является наиболее редким механизмом восстановления области дефекта. Andreasen и коллеги обнаружили, что при интерпозиции между фрагментами соединительной ткани показатель выживаемости зубов уменьшается, в то время как достаточная кальцификация области дефекта способствует стабилизации фрагментов, независимо от положения перелома. В описанном клиническом случае КЛКТ и рентгенограммы продемонстрировали абсолютно разные типы заживления дефекта. Интерпозиция костной ткани, которая визуализировалась на прицельных снимках, учитывая возраст пациента, была достаточно необычной, в то время как замещение дефекта соединительной тканью, что было подтверждено на КЛКТ, являлось более естественным. Учитывая данный факт, логично, что прогноз зуба по данным КЛКТ и прицельных рентгенограмм отличался, и не в лучшую сторону. С другой стороны, даже наличие дополнительного перелома и интерпозиции соединительной ткани между фрагментами не провоцировало развития никаких ухудшающих клинических симптомов, которые могли бы скомпрометировать результат лечения в ходе двухгодового наблюдения.

Как правило, проводить эндодонтическое вмешательство сразу же после горизонтального перелома корня не рекомендуется. Данную процедуру следует выполнять при подтверждении факта некроза пульпы, который развивается в 20-40% таких клинических случаев. При этом апикальный фрагмент корня остается витальным и живет, грубо говоря, «своей привычной жизнью». Учитывая данные факты, лечение следует проводить только в корональном фрагменте. Использование МТА аргументивароно коротким размером коронального фрагмента и потребностью в достаточной герметизации. Недавно проведенное ретроспективное исследование установило, что использование МТА при горизонтальных переломах корня характеризуется трехлетней эффективностью в 89,5%. При этом чаще всего апикальный фрагмент остается беспроблемным, не демонстрируя ни эндодонтических, ни вторичных воспалительных осложнений. При использовании с той же целью гидроксида кальция было обнаружено факты ослабевания структуры радикулярного дентина. В систематическом обзоре Yassen и Platt был сделан вывод о том, что воздействие гидроксида кальция в течение пяти или более недель может негативно повлиять на механические свойства дентина корня. В принципе, данным фактом можно объяснить причину развития дополнительного перелома с вестибулярной стороны зуба в пришеечной области. May и коллеги предложили использовать КЛКТ для диагностики переломов корня, когда данные, полученные при использовании прицельных рентгенограмм, являются недостаточно убедительными, и в случаях горизонтальных переломов, идентифицированных на обычных рентген-снимках (для оценки наклона перелома). У нашего пациента КЛКТ было использовано в связи с подозрением на наличие нового перелома. Учитывая данные, полученные после КЛКТ диагностики, пациенту была проведена окклюзионная коррекция для профилактики потенциальных осложнений, предоставлены рекомендации относительно необходимости поддержания определенного уровня гигиены и обеспечения периодического мониторинга.

Выводы

Локализация и особенности заживления горизонтальных переломов корней по данным прицельных рентгенограмм и КЛКТ могут отличаться.

Лечение только некротически пораженного корневого фрагмента путем обтурации MTA демонстрирует благоприятный исход.

Долгосрочное лечение корневого канала гидроксидом кальция в зубах с горизонтальным переломом корня может спровоцировать развитие дополнительных переломов в структуре зуба.

Сейчас в самом разгаре зима, на улицах гололед, участились падения, к тому же многие ездят кататься на коньках, горных лыжах и сноуборде, откуда в травмопункты (РТО) поступают один за другим с переломом эпиметафиза лучевой кости. Где же этот мифический эпиметафиз? Все достаточно просто: это участок кости примерно в 2 см от края со стороны кисти, там кость ломается легче и чаще всего, поэтому такие переломы часто называют переломами луча в типичном месте. Такие переломы составляют 20-25% от общего числа переломов костей рук и 90% от переломов костей предплечья.У женщин переломы лучевой кости в «типичном месте» встречаются в 2,5 раза чаще, чем у мужчин. Возможная причина этого в том, что прочность костей у женщин в среднем в 1,3-1,5 раза меньше, как и толщина костного (плотного) слоя кости. Наиболее часто переломы лучевой кости в «типичном месте» отмечаются у женщин старше 40 лет и у детей от 6 до 10 лет. Если говорить о механизме травмы, то, как Вы наверняка догадались, чаще всего это падение с упором на кисть (согнутую или разогнутую), реже — прямой механизм травмы (например, удар по предплечью). Диагноз ставится на основании рентгена. Трещин у взрослых людей не бывает (в отличие от детей), диагноз при наличие таковой будет звучать «перелом без смещения» и это чаще всего не влияет на метод лечения и сроки пребывания в гипсе, поскольку от смещения никто не застрахован. Дальше попробую просто рассказать про виды переломов, какие из них опасны, какие нет, на что обратить внимание и как их можно лечить. При получении травмы лучше всего в течение 1-2 часов попасть в ближайший травмопункт, чтобы успеть до нарастания отека. Для той же цели лучше руку обездвижить (положить на картонку, дощечку) и держать выше пояса (своей силой или на широкой косынке (обязательно не на тонкой веревочке, поскольку это будет только усиливать отек). Далее схема примерно такая: 1. Если перелом открытый, Вам предложат ложиться, сделают прививку от столбняка (тут желательно помнить, когда Вас прививали, если прививали, до этого). При отказе от госпитализации назначат антибиотики, сделают анестезию и положат гипсовую лонгету (не циркулярную гипсовую повязку, а пластинку из гипса на тыльную и ладонную сторону предплечья). Это очень важный момент, поскольку первые 3-5 суток идет активное нарастание отека и при наличие такой циркулярной повязки может нарушиться кровообращение руки и кисти. Поэтому в первые 3 дня после травмы наложение циркулярной повязки противопоказано! Если же такой повязки избежать не удалось, то следить за рукой самостоятельно: пальцы должны быть обычной окраски (а не синими) , отек не должен нарастать, должна сохраняться возможность двигать пальцами, гипс не должен давить. Для помощи самому себе к руке надо прикладывать холод (заморозить бутылку со льдом) и держать руку выше пояса (своей силой или на косынке). Если же появляются и постепенно нарастают вышеперечисленные симптомы, то надо гипс снимать, чем быстрее, тем лучше. Да, это вызовет смещение отломков, но это можно поправить, а Вы себя обезопасите от очень неприятных вещей.2. Если перелом закрытый и простой (не касается сустава, то есть не внутрисуставной), то актуально описанное выше с момента анестезии и наложения гипсовой лонгеты.На картинке крайней левый перелом — «простой» (внесуставной): остальные — варианты внутрисуставных переломовЧерез 3-5-7 дней (в зависимости от сроков обращения после травмы) врач травмопункта должен рекомендовать Вам повторный прием по месту жительства, чтобы сделать повторный снимок (через гипс! Я знаю истории, когда врачи этот гипс умудрялись снять и вся репозиция была испорчена). Почему именно до конца 1-ой недели? потому что к этому времени при Вашем содействии должен уйти отек, а значит, лонгетка обязательно разболтается и перестанет удерживать отломки в нужном положении. Тут еще один важный момент: если Вы сами это почувствовали дома, то возьмите эластичный бинт и намотайте его сверху, подмотав повязку. Далее варианта развития 2: а) отек был небольшой и/или Вы вовремя подмотали гипс, смещение не увеличилось и отломки стоят «красиво». тогда Вам фиксируют повязку (гипсом циркулярно или бинтом) и Вы так ходите еще 4-5 недель. б) появилось так называемое вторичное смещение. Тогда Вам делают повторную репетицию, заново кладут гипс, теперь уже можно сразу циркулярный на те же 4-5 недель. Перед снятием гипса необходимо сделать рентген и убедиться, что кость срастается (картина на рентгенограмме отстает от реального состояния костной ткани). Потом гипс снимают и — вуаля, мы приступаем к довольно энергоёмкой и не очень приятной части — ЛФК. Обездвиженный в течение 5-6 недель лучезапястный сустав после снятия гипса не захочет сразу работать. Потребуется какое-то время, чтобы его разработать и вернуть ему былую подвижность. Начните с теплых ванночек с морской солью (температура 37 градусов): опустите туда руку минут на 10, потом начинайте движения: сгибание, разгибание кисти. Запаситесь терпением. Чтобы не тратить время на ванночки на работе, делайте упражнения без них. Не забывайте вернуться к нормальной жизни и стараться делать то, что делаете обычно по дому и на работе: это обычно помогает гораздо лучше. По возможности, запишитесь в поликлинику на физиотерапию. Про внутрисуставные переломы, операции и сложности с репетициями расскажу в следующем посте. 27 ноября 2019

Бдительность пострадавшего и его окружения необходима при уже случившейся травме, поскольку от своевременной диагностики вида травматического повреждения зависят исход лечения, последующая реабилитация и возвращение к привычной жизни. Эта статья посвящена признакам переломов, при наличии которых необходимо срочное обращение за медицинской помощью. Рассмотрим общие и специфические признаки переломов костей нижних конечностей.

image

Виды и симптомы переломов

К общим симптомам относят постоянную ноющую или тупую боль в месте перелома, усиливающуюся и принимающую характер резкой, пульсирующей при попытке наступить на ногу; ограничение подвижности конечности; припухлость; посинение кожных покровов; крепитация трущихся отломков кости и патологическая подвижность в месте перелома, неестественное положение конечности и укорочение ее длины по сравнению со здоровой; повышение температуры тела. В момент получения перелома характерен резкий звук, похожий на хруст.

Как узнать в домашних условиях сломали ли вы бедро? К специфическим признакам перелома малого вертела бедра относят невозможность поднять выпрямленную ногу в положении сидя. Диафизарные переломы бедра сопровождаются значительным повреждением мягких тканей, сосудисто-нервного пучка, кровопотерей, выраженным болевым синдромом и опасны развитием травматического шока, жировой эмболии. При этом характерно укорочение и нарушение оси конечности, нарушение гемодинамики, возможное отсутствие пульса на периферических артериях конечности, нарушение чувствительности. При переломе мыщелков бедра беспокоят боли в области коленного сустава и в нижней трети бедра. Контуры коленного сустава сглажены, надколенник баллотирует. Смещение наружного мыщелка кверху приводит в вальгусному отклонению голени, внутреннего – к варусному. Движения в коленном суставе ограничены.

Внесуставной перелом шейки бедра возникает при падении на вертельную область. Такой перелом чаще бывает у пожилых людей. Из-за обильной васкуляризации проксимального метафиза такие переломы сопровождаются значительными кровоизлияниями, распространяющимися на верхнюю треть бедра, промежность. При этом бедро ротировано кнаружи, конечность укорочена, верхушка большого вертела смещена выше линии Розера-Нелатона, активные движения невозможны.

При внутрисуставных переломах шейки бедра (капитальных, субкапитальных, трансцервикальных, базальных) боли неинтенсивные, особенно при вколоченных переломах. Имеет место наружная ротация и укорочение конечности до 2-4 см (при абдукционных переломах – незначительное удлинение). Поднять поврежденную конечность обычно не удается. Отмечается положительный симптом Гирголава – усиленная пульсация бедренной артерии под пупартовой связкой вследствие околосуставной гематомы. Отсутствие надкостницы, проникновение синовиальной жидкости между отломками, недостаточное кровоснабжение в пожилом возрасте затрудняет сращение.

Отрывной перелом бугристости большеберцовой кости возникает при чрезмерном сокращении четырехглавой мышцы бедра. При этом разгибательная функция голени не нарушена из-за сохранности боковых порций сухожилия вышеназванной мышцы.

Чем опасны переломы коленных суставов, голени или лодыжек?

При диафизарных переломах костей голени нарушается опорная функция. Помимо общих признаков для изолированного перелома малоберцовой кости характерно повреждение малоберцового нерва.

Пронационно-абдукционные переломы лодыжек (Дюпюитрена) возникают при чрезмерной наружной ротации и отведении стопы. При этом разрывается дельтовидная связка или ломается медиальная лодыжка. Продолжающееся силовое воздействие вызывает перелом наружной лодыжки или малоберцовой кости на 5 см выше линии сустава.

Супинационно-аддукционные переломы Мальгеня возникают при форсированной внутренней ротации и приведении стопы. Вначале повреждаются таранно-малоберцовые связки (передняя и задняя), пяточно-малоберцовые связки голеностопного сустава. При дальнейшем силовом воздействии таранная кость смещается кнутри и приводит к перелому медиальной лодыжки и эпиметафиза большеберцовой кости.

Для разрывов менисков коленного сустава в остром периоде характерно увеличение его в объеме, сглаженность контуров, невозможность активного разгибания конечности, вынужденное согнутое положение, блокада из-за ущемления разорванного мениска. После устранения блокады функция конечности восстанавливается, усиливается боль при ходьбе по лестнице вниз (симптом лестницы Перельмана), ощущение в суставе мешающего предмета (симптом зацепки Краснова). Характерны перемежающиеся блокады суставов и усиление болей при пассивном разгибании голени (симптом Байкова). Усиление болей при ротации согнутой под острым углом голени кнаружи или кнутри свидетельствует о повреждении соответствующего мениска (симптом Мак-Марррея). Также отмечается неполное разгибание голени (симптом «ладони» Ланда). Одним из наиболее распространенных видов повреждения считается триада Турнера («несчастная триада»): разрыв коллатеральной большеберцовой связки, передней крестообразной связки и медиального мениска. Разрыв коллатеральной малоберцовой связки сочетается с повреждением передней крестообразной и латерального мениска. Тяжелыми повреждениями считаются разрыв обеих крестообразных и обеих коллатеральных связок, что приводит к разболтанности сустава и делает конечность неопорной. В остром периоде болевой синдром выражен. Имеет место гемартроз и реактивный синовит со сглаженностью контуров сустава и баллотированием надколенника. Для полного разрыва коллатеральных связок характерен симптом «бокового качания» («маятника»). Ведущим симптомом повреждения крестообразных связок является симптом «выдвижного ящика»: смещение голени кпереди и кзади в зависимости от разрыва передней или задней связки.

image

Если вы ощущаете резкую боль, возник сильный отёк на месте удара или повреждения, невозможно изменить положение сустава или это действие сопровождается болевым синдромом – срочно обратитесь к специалисту! Своевременное выявление переломов или повреждений связок и тканей – единственный способ избежать неприятных последствий травм и сократить время терапии и реабилитации.

Возврат к списку

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовила
Татьяна Лапшаева
Нефролог, врач высшей категории, стаж более 20 лет
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий