Причины и последствия повышенного гемоглобина

От нее страдают около 700 млн. людей во всем мире. Это самая частая форма (80% от всех) анемий. 20 — 50% женщин детородного возраста, 90% женщин приобретают анемию к концу беременности. Анемия означает:

  1. Количество ваших эритроцитов ниже нормы3,8-3,6 х 106г/л
  2. Ваш уровень гемоглобина ниже нормы -115-110 г/л, т.е количество переносимого кровью к тканям кислорода снижено.

Признаки анемии в Вашем организме (синдромы):

  1. Общеанемический: Одышка, тахикардия, обмороки, слабость, бледность кожи и слизистых.
  2. Сидеропенический(низкий уровень железа):сухость кожи, преждевременное появление морщин; ломкость ногтей и волос, плоские ложкообразные ногти, заеды в уголках рта, воспаление красной каймы губ, снижение иммунитета, частые инфекции, хронизация инфекций, мышечная слабость ( частые позывы на мочеиспускание, недержание мочи при смехе, кашле, натуживании), извращение вкуса (желание есть мел, известку, лед, бумагу), пристрастие к запахам – токсикомания, утренние отеки лица над и под глазами, пастозность ног из-за повышения проницаемости мелких сосудов.
image        image
Эритроциты при анемии: разных размеров, «выпотрошенные».Как они выполнят свои функции?        Эритроциты здорового человека.

 

Профилактическое питание при анемии Питание должно быть полноценным. Особенно полезны мясные продукты: из мяса всасывается 6% железа, из яиц, рыбы – в 2 раза меньше, а из растительной пищи – только 0,2%. Диета должна содержать 120-200г мяса или 125-250г рыбы в день, 1 яйцо, до 1кг.молочных продуктов(сыр,творог,кефир), 80-100г жиров;около 800г овощей и фруктов, часть из которых в сыром виде (морковь, репа, капуста, яблоки). Наряду с этим витамины: С-100мг, А-6600МЕ, В1-2,5 мг, В2-4мг, РР-20мг. Железо в продуктах животного и растительного происхождения(мг/100г)

      

Нарушения свертывания крови у пациентов с COVID-19: рекомендации экспертов

COVID-19 ассоциируется с усилением свертываемости крови. У пациентов с COVID-19 часто повышен уровень Д-димера, высокая концентрация которого является предиктором смерти. Эксперты Международного общества специалистов по тромбозу и гемостазу (ISTH) полагают, что повышение уровня Д-димера в 3-4 раза у пациента с COVID-19 является самостоятельным показанием для госпитализации.

У пациентов с COVID-19 часто диагностируются как очевидные тромботические осложнения с выявлением крупных тромбов (причем не только в венах и легочных артериях, но и в сердце, сосудах головного мозга, почек, печени), так и признаки тромбоза на микроциркуляторном уровне, который прижизненно доказать довольно сложно. Часть исследователей предполагает, что при COVID-19 тромбоз микроциркуляторного русла может лежать в основе поражения многих органов вплоть до полиорганной недостаточности. Так, например, тромбоз сосудов почек может приводить к нарастающей почечной недостаточности, микроциркуляторного русла легких — к уугублению дыхательной недостаточности. Интересно, что при поражении миокарда признаками воспаления и интерстициальным фиброзом вирусных частиц непосредственно в миокарде не обнаруживается. Исследователи предполагают, что повреждение миокарда может развиваться на фоне гипоксии, тромбоза микроциркуляторного русла и системной воспалительной реакции.

Механизм гиперкоагуляции у пациентов с COVID-19, предположительно, связан с выраженной эндотелиальной дисфункцией и индукцией агрегации тромбоцитов (эндотелий несет на себе рецепторы АПФ2 и является мишенью для вируса SARS-COV-2). Также опубликованы отдельные серии работ, в которых у пациентов с COVID-19 и массивным тромбозом выявлено повышение титров антител к фосфолипидам (https://www.nejm.org/doi/full/10.1056/NEJMc2007575), однако подобные транзиторные изменения могут носить неспецифический характер, поскольку часто выявляются при выраженной воспалительной реакции.

Сейчас назначение антикоагулянтов в профилактической дозе у госпитализированных пациентов с тяжелым течением COVID-19 с целью профилактики венозной тромбоэмболии стало практически повсеместной практикой; показано, что такая терапия снижает смертность у пациентов с COVID-19. Не определены четкие показания к назначению антикоагулянтов, до конца не решен вопрос, какие препараты при этом лучше использовать. Теоретически представляется, что нефракционированный гепарин, обладающий собственным противовоспалительным действием, может иметь определенные преимущества. Более того, есть мнение, что он может снижать связывание вирусных частиц с клетками-мишенями. С другой стороны, использование НФГ требует более частого визита медсестры к пациенту (несколько раз в сутки), что подвергает персонал большему риску. Поэтому во многих клиниках в США для профилактики ВТЭО применяют прямые пероральные антикоагулянты.

Тем не менее, на сегодняшний момент экспертные сообщества рекомендуют использовать у тяжелых пациентов с COVID-19 низкомолекулярные гепарины. Так, ISTH рекомендует назначать НМГ в профилактической дозе всем пациентам, госпитализированным в связи с COVID-19, даже если они не находятся в реанимации (противопоказания — активное кровотечение, тромбоцитопения <25 -=»» 1500=»» 8=»» p=»»>В последней версии временных рекомендаций Минздрава РФ по лечению пациентов с COVID-19 на этот счет сказано следующее: «Рекомендовано включать в схемы терапии таких пациентов препараты низкомолекулярного гепарина. Критерием назначения препаратов могут быть совокупные изменения в общем анализе крови (тромбоцитопения) и коагулограмме (повышение уровня Д-димера, протромбинового времени) или риск развития коагулопатии, который был стратифицирован по шкале сепсис-индуцированной коагулопатии (СИК)» (https://static-1.rosminzdrav.ru/system/attachments/attaches/000/049/951/original/09042020_%D0%9C%D0%A0_COVID-19_v5.pdf).

У тяжелых пациентов с COVID-19 частота тромботических осложнений остается высокой даже на фоне применения антикоагулянтов в профилактической дозе, поэтому некоторыми экспертами обсуждается возможность назначения антикоагулянтов в полной, лечебной дозе.

Учитывая отсутствие адекватной доказательной базы, тактика в отношении антикоагулянтной терапии у каждого тяжелого пациента с COVID-19 должна быть обсуждена индивидуально с учетом риска тромбозов и кровотечений.

Эксперты рекомендуют контролировать такие показатели, характеризующие свертывание крови, как протромбиновое время, уровень Д-димера, фибриногена, число тромбоцитов.

У пациентов с COVID-19 тяжелого течения достаточно часто развивается тромбоцитопения, однако геморрагические осложнения редки. Лабораторные признаки гипокоагуляции без кровотечения не требуют какой-либо коррекции.

Если у пациентов развивается большое кровотечение, эмпирически следует использовать свежезамороженную плазму (СЗП), по показаниям — эрмассу, далее тактика зависит от лабораторных показателей:

— при МНО>1,5 или увеличении АЧТВ более, чем в 1,5 раза — использовать СЗП

— если фибриноген менее 1,5 г/л — криопреципитат или концентрат фибриногена

— если тромбоциты менее 50 тыс/мкл — трансфузия тромбомассы

— при отсутствии признаков ДВС может быть использована также транексамовая кислота, — не следует использовать препараты рекомбинантного фактора VIIa.

По материалам:

  1. ACC/Chinese Cardiovascular Association COVID-19 Webinar 1. https://www.youtube.com/
  2. Thachil J et al. ISTH interim guidance on recognition and management of coagulopathy in COVID-19. published: 25 March 25, 2020 (ссылка)
  3. Hunt B et al. Practical guidance for the prevention of thrombosis and management of coagulopathy and disseminated intravascular coagulation of patients infected with COVID-19. March 25, 2020. Published on 

Текст: Шахматова О.О.

Уровень содержания гемоглобина в крови может свидетельствовать о состоянии здоровья пациента. Цифры Hb в бланке анализа могут говорить о причинах серьезных заболеваний: проблем с пониженным давлением, судорог, головокружений; рисках инфарктов или инсультов, если речь идет о пожилых людях; проблемах с развитием плода, если рассматривается анализ крови беременной женщины.

За что отвечает гемоглобин и какой уровень в крови считается нормой

Гемоглобин – это железосодержащий белок, содержащийся в красных кровяных тельцах. Его задачей является перенос кислорода от легких к клеткам и углекислого газа от клеток к легким, а также буферная функция.

Простыми словами гемоглобин, своеобразный транспортировщик углекислого газа. В одном эритроците (красном кровяном тельце) содержится около 400 миллионов молекул гемоглобина. Один грамм гемоглобина может переносить до 1.34 мл. O2!

Норма содержания гемоглобина зависит от разных факторов, поэтому его показатели могут значительно колебаться. Например, норма Hb у женщин и мужчин разная, кроме пола учитывается и возраст пациента. Таким образом, норма гемоглобина в крови мужчин составляет 140-160 г/л, а у женщин 120—140г/л. У детей его уровень зависит от возраста, поэтому показатели будут существенно отличаться.

Уровень гемоглобина у детей и беременных женщин

В первые три дня после рождения уровень гемоглобина максимальный — 145—225 г/л. Но в возрасте до 6 месяцев отметки падают к минимуму — 95—135 г/л. В период от одного года до 18 лет рост гемоглобина постепенно растет и достигает нормы взрослого человека.

У беременных женщин в организме скапливается жидкость, что приводит к разведению крови – гемодилюции. Этот процесс является причиной снижения гемоглобина, поэтому его норма составляет 110—155 г/л.

Также на дефицит гемоглобина влияет внутриутробный ростом ребенка, которые требует определенные ресурсы железа и фолиевой кислоты. Поэтому, если у женщины был дефицит железа еще до беременности, то уже на ранних стадиях будут наблюдаться проблемы с гемоглобином.

Что может вызвать дефицит железа, и какие появляются симптомы

Нехватку железа может вызвать ряд факторов:

Проявляется дефицит железа в виде головокружений, утомляемости, болезненных ощущениях в области сердца. Также может проявляться ломкость волос, одышка, сухость кожи и ее бледный цвет.

Как правильно пройти обследование, чтобы поставить верный диагноз

Как показывает практика, при обследовании у большинства специалистов диагноз железодефицитной анемии устанавливается только по уровню железа в крови. Но даже этот показатель учитывается в рамках реферсного значения. Такой подход в корне неправилен, и вот почему.

При нормальном уровне гемоглобина не всегда нормальный уровень ферритина. Ферритин является биомаркером железодефицитных состояний. Это сложный белковый комплекс, выполняющий роль основного внутриклеточного депо железа в организме.

Если вы хотите узнать уровень железа в крови, в нашей клинике можно пройти сдать комплексный анализ, который позволит поставить верный диагноз, и при необходимости, назначить эффективное лечение.

Статьи подрубрики : НЕ ЗАБЫВАТЬ И О ДРУГИХ ИНФЕКЦИЯХ 13 июля 2021

В рамках VI форума «СОВРЕМЕННАЯ ПЕДИАТРИЯ. САНКТ–ПЕТЕРБУРГ — БЕЛЫЕ НОЧИ — 2021» специалисты обсудили вопросы детской иммунизации.

ВАКЦИНЫ И ПРОФИЛАКТИКА ОТ COVID–19 12 июля 2021

 Человечество подвергается глобальным пандемиям каждые сто лет.

КАК ВСЕГДА ВСТРЕЧАЕМСЯ ОСЕНЬЮ 11 июля 2021

Организаторы ждут участников на ежегодном Аптечном саммите «Новая аптечная реальность в России и СНГ», который пройдет уже в двенадцатый раз.

ОТВЕТЫ НА ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ ПОЛУЧАТ НА КОНФЕРЕНЦИИ 11 июля 2021

В октябре компания infor-media Russia приглашает представителей фармрынка к участию в ежегодно проводимой конференции «Что происходит на фармацевтическом рынке?». Мероприятие, которое будет проходить уже в тринадцатый раз, имеет статус международного.

МАРКЕТИНГ ПРИВЕДЕТ К УСПЕХУ 11 июля 2021

По словам Германа Иноземцева, гендиректора ООО «Лекарственная экосистема» PharmaSpace, прошлый год оказался сложным для многих отраслей, и фармрынок не стал исключением, несмотря на то, что сначала он продемонстрировал рост в денежном выражении (DSM Group оценила его в 9,8%).

 
 

Важность проблемы своевременного выявления и профилактики дефицита железа во время беременности сложно переоценить.

Каждая третья или даже вторая женщина во время беременности испытывает состояние анемии, которое негативно влияет на ее здоровье и здоровье будущего ребенка*.

Женщины репродуктивного возраста и беременные женщины, в частности, находятся в группе риска по развитию анемии. Сравнение данного показателя в развитых и развивающихся странах оказывается в пользу первых: там анемия встречается в 3–4 раза реже. Такой показатель можно объяснить в т.ч. и проводимыми в этих странах государственными программами по профилактике дефицита железа.

В развивающихся странах, не секрет, люди питаются хуже, в их рационе недостаточно мясной пищи. Свою лепту вносит и тот фактор, что в семьях, как правило, большое количество детей, а это означает частые (нередко и ранние) роды. Итог неутешителен: у женщин репродуктивного возраста в развивающихся странах, тем более беременных, частота дефицита железа достигает 85–90%. Это позволяет говорить об эпидемии, требующей обязательной и повсеместной профилактики данного состояния.

В нашей стране тоже не все благополучно. Распространенность анемии, по разным данным, составляет около 40%. А распространенность дефицита железа среди беременных женщин центральной части России составляет 60–85%.

Низкий уровень железа в организме данной категории больных увеличивает риск материнской и детской смертности, а также инфекционных заболеваний матери и ребенка. Кроме того, дефицит железа приводит к снижению качества жизни и трудоспособности, нарушению функции кожи и слизистых (сухости кожи, ломкости ногтей, выпадению волос, вагинитам), нарушению функции сфинктеров (недержанию мочи), снижению либидо, нарушению репродуктивной функции.

Крупное эпидемиологическое исследование, проведенное в США в течение нескольких лет, показало, что у женщин запасы железа в течение всего репродуктивного периода имеют минимальные нормальные значения. И это притом, что в США сложилась благоприятная ситуация с показателем дефицита железа в организме: всего лишь менее 10% населения имеют железодефицитную анемию (ЖДА)[1]. Но если даже в такой благополучной стране все женщины во время беременности имеют риск развития ЖДА, то что можно сказать о других, тем более развивающихся странах.

Объясняется это тем, что у женщин репродуктивного возраста, особенно у беременных, дневная потребность в железе значительно превышает таковую у мужчин. Сильной половине человечества достаточно 1,1 мг железа в день, а вот прекрасной половине — 2,4 мг (беременным и того больше — до 6 мг).

Увеличение потребности в железе во время беременности компенсируется резким увеличением в этот период абсорбционной возможности, т.е. возможности всасывания железа. На ранних сроках беременности организм женщины способен усвоить 2,5 мг железа в день, на сроке от 20 до 32 недель — 5,5 мг в день, от 32 до 40 недель — 6,8 мг железа в день.

Главной причиной развития анемии при беременности является та анемия, которая сформировалась еще до зачатия. Поэтому важно еще на стадии планирования беременности заниматься профилактикой дефицита железа, проводить обследование и своевременно назначать препараты железа.

Физиологическая беременность у здоровой женщины не может быть самостоятельной причиной развития ЖДА. Наличие у беременной женщины железодефицитной или какой–то другой анемии всегда является признаком того или иного патологического состояния и требует более детального обследования.

Основными причинами развития дефицита железа у женщин репродуктивного возраста можно назвать подростковый возраст, частые беременности (чаще чем раз в три года), гиперполименорею или дисменорею, наличие любых заболеваний женской репродуктивной системы (особенно миомы матки и заболевания эндометрия), вегетарианство, регулярное донорство крови, заболевания органов желудочно–кишечного тракта.

Те, кто попадает в группы риска, предрасположены к развитию дефицита железа, а потому для них обязательны мероприятия по профилактике развития ЖДА. Если же налицо клинические проявления и дефицит железа возможно определить лабораторно, то речь уже идет о латентном дефиците железа или ЖДА, что требует проведения лечебных мероприятий.

Железодефицитная анемия является IV стадией дефицита железа. Для нее характерны наряду с явлениями сидеропении[2] и симптомы анемии: головокружение, шум в ушах, одышка, бледность. Уровень гемоглобина у женщин репродуктивного возраста составляет менее 120 г/л, у беременных — менее 110 г/л. Самым важным критерием диагноза ЖДА является ответ на терапию препаратами железа. Прирост гемоглобина более чем на 10–20 г/л за месяц означает правильную постановку диагноза и назначение адекватной терапии. При отсутствии прироста гемоглобина следует пересмотреть диагноз, провести дополнительные исследования.

√ Идеальным вариантом профилактики железодефицитной анемии у беременных женщин является профилактика ЖДА до наступления беременности. При планировании беременности необходимо проверить содержание ферритина сыворотки (ФС). Показатель больше 60–80 означает, что во время беременности женщине не потребуется дополнительно назначать препараты железа.

√ Рутинная профилактика (всем — без определения запасов железа в организме) оказывает неопределенный эффект. Рекомендаций на этот счет много. Центр по профилактике и контролю заболеваемости США рекомендует всем беременным с первого визита назначать 30 мг железа в сутки и питание, богатое железом. Американская коллегия акушеров-гинекологов считает, что всем беременным со второго триместра надо получать 30 мг железа в сутки. ВОЗ придерживается мнения: всем беременным в регионах, где ЖДА меньше 20%, необходимо назначать 60 мг железа в сутки. В странах, где выражен дефицит железа в популяции (ЖДА больше 20%), можно увеличить данный показатель до 120 мг в сутки.

√ Селективная профилактика (назначение препаратов железа беременным с подтвержденными низкими запасами железа) основана на определении ферритина сыворотки. Согласно рекомендациям Норвежского совета по здравоохранению, при уровне ФС более 60 мкг/л препараты железа не показаны, при ФС от 20 до 60 мкг/л назначение препаратов железа необходимо с 20–й недели, при ФС менее 20 мкг/л препараты железа необходимы с 12–14–й недели беременности.

Снижение ферритина сыворотки менее 20 мкг/л является достоверным признаком абсолютного дефицита железа. Таким образом, ФС является важнейшим показателем, который позволяет определить дальнейшую тактику ведения беременности с точки зрения профилактики дефицита железа.

По способу введения препараты железа (ПЖ) делятся на пероральные и парентеральные. В свою очередь, по механизму всасывания пероральные ПЖ делятся на двухвалентные и трехвалентные. Трехвалентные препараты железа (3–ПЖ) имеют низкую биодоступность (до 10%), но лучшую переносимость. В организме нет физиологических механизмов всасывания трехвалентного железа. В состав таких препаратов включен антиоксидант (например, аскорбиновая кислота), который переводит железо (III) в двухвалентную форму.

Всасывается только двухвалентное железо. Поэтому у двухвалентных препаратов железа (2–ПЖ) биодоступность гораздо выше (достигает 30–40%). Но существуют некоторые побочные эффекты.

Какие же препараты железа предпочтительнее? У пероральных ПЖ, содержащих двухвалентное железо, степень абсорбции в несколько раз выше. Лечебная доза для взрослых составляет 100 мг железа в таблетке дважды в сутки, профилактическая доза — 100 мг в сутки. 2–ПЖ оказывают более быстрый эффект, чем трехвалентные препараты, срок лечения составляет приблизительно 2–4 месяца. Но у этих препаратов более выраженные и частые побочные эффекты, чем при использовании трехвалентных пероральных ПЖ (20–35% и 10–15% соответственно).

Пероральные препараты трехвалентного железа более безопасны, хорошо переносятся и редко вызывают побочные эффекты. Поэтому 3–ПЖ могут быть рекомендованы детям и беременным женщинам. Лечебная доза для взрослых — 100 мг железа в таблетке трижды в сутки, профилактическая — 100 мг в сутки. Лечение данными препаратами длительное, поскольку нормализация гемоглобина наступает только спустя 3–4 месяца, а ферритина сыворотки — через 6–8 месяцев от начала терапии из–за низкого всасывания.

Эффективность парентеральных ПЖ при ЖДА сопоставима с 2–ПЖ, но они не могут использоваться рутинно. Поэтому они не являются препаратами первой линии при лечении ЖДА, а назначаются только при плохой переносимости или невозможности получать пероральные препараты железа.

Рекомендуется использовать только внутривенные лекарственные формы. Основные требования к применению парентеральных ПЖ: введение только в условиях стационара из-за риска тяжелых аллергических реакций, использование только при доказанном абсолютном дефиците железа (в обязательном порядке исследуется обмен железа), назначается только расчетная доза (нельзя вводить эти препараты постоянно), при беременности они противопоказаны до 14-й недели, поэтому раннее лечение ЖДА такими препаратами невозможно.

Среди препаратов двухвалентного железа можно выделить «Сорбифер Дурулес», который содержит в одной таблетке 100 мг элементарного железа. Согласно данным Московского областного НИИ акушерства и гинекологии, опубликованным в 2016 г., использование «Сорбифер Дурулес» (100 мг в сутки) для профилактики ЖДА во время беременности позволяет независимо от сроков начала профилактики получить нормальные показатели гемоглобина. Эффективность того же препарата уже в лечебной дозе (100 мг дважды в сутки) при ЖДА во время беременности достаточно высока: при анемии легкой степени через 1,5–2 месяца удается полностью нормализовать показатели объема железа. Большое содержание двухвалентного железа в препарате, его высокая терапевтическая эффективность и хорошая переносимость при минимальных побочных явлениях позволяют рекомендовать его как препарат выбора для профилактики и лечения железодефицитной анемии при беременности.

Для повышения переносимости пероральных препаратов железа можно использовать следующие методы. Во–первых, выбор контингента. При наличии патологии желудочно–кишечного тракта, инфекционных заболеваний, воспалительных процессов, злокачественных опухолей вначале нужно устранить их, а затем уже назначать препараты железа. Далее нужно предупреждать пациентов о возможных отрицательных эффектах, соблюдать сроки лечения, контролировать эффективность.

И наконец, следует применять так называемую трапециевидную схему назначения препаратов. Первые 3–5 дней назначается 100 мг железа в сутки, за это время организм полностью привыкает, нивелируются все побочные действия. Затем доза увеличивается до лечебной — по 100 мг два раза в сутки. Как только нормализуется уровень гемоглобина, обычно это происходит в течение двух месяцев, продолжается лечение с использованием половины дозы (100 мг в сутки) до полной нормализации ферритина сыворотки.

Железо играет важную роль в организме человека. Его значение для здоровья вряд ли можно переоценить. Поэтому нельзя допускать его дефицита, особенно у беременных женщин.

—— * Подготовлено на основе выступления проф. кафедры госпитальной терапии РУДН Николая Стуклова на круглом столе «На страже здоровья детей и женщин: клинические и фармакологические аспекты витаминно–микронутриентной и гормональной недостаточности», прошедшем в рамках форума «Мать и Дитя» _______________ [1] Железодефицитная анемия (ЖДА) — гипохромная микроцитарная анемия, развивающаяся вследствие абсолютного уменьшения запасов железа в организме. Среди различных анемических состояний ЖДА являются самыми распространенными и составляют около 80% всех анемий. — [2] Сидеропения — снижение содержания железа в сыворотке крови при железодефицитных состояниях. — Прим. ред.

23.10.2017 Ваше здоровье Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб. image

Время от времени на прием ко мне приходят пациенты, которые не хотят проходить тест на толерантность к углеводам (ТТГ).

Поэтому, сегодня я хочу рассказать Вам, зачем его проходят и в чем смысл этого диагностического исследования.

Тест “на глюкозу” в первую очередь проводится для исключения такого заболевания, как Гестационный сахарный диабет (ГСД). Диабет беременных, как его еще принято называть, характеризуется снижением толерантности к глюкозе. Он выявляется во время беременности и проходит после родов. В основе заболевания лежит нарушение процесса обмена углеводов разной степени.

Почему так важно выявить ГСД у беременной?

По последним научным данным, распространение этого заболевания в США достигает 4%, а в Европе — 1-14% от общего числа беременных. Бесконтрольный рост уровня сахара в крови является чуть ли не основной причиной большого плода (макросомии).

Вероятность родить большой плод при выявлении проблемной толерантности возрастает у беременной до 8-18,5%. Важно понимать, что показатели смертности новорождённый с массой тела более 4000г в 1,5-3 раза выше, чем при рождении детей со средним показателем.

Кроме этого, ученые в ряде зарубежных исследований получили подтверждение того, что влияние ГСД гораздо обширнее, чем считалось ранее. Под угрозой не только перинатальный период. Отдаленное негативное влияние болезнь оказывает на развитие ожирения и сахарного диабета 2-го типа (СД2Т) у роженицы в будущем.

По статистике, у 50% женщин, которые во время беременности страдали от гестационного сахарного диабета, в течение 10-15 лет диагностируется СД2Т.

Как диагностировать нарушения углеводного обмена?

Такая диагностика проводится в две фазы:

1 ФАЗА

На сроке до 24 недель (чаще всего уже после первого контакта врача с пациенткой) в обязательном порядке показано проведение одного из следующих исследований:

  • глюкоза венозной плазмы/сыворотки натощак;
  • анализ на гликозилированный гемоглобин (HbA1);
  • глюкоза венозной плазмы/сыворотки в любое время дня без ограничений и привязки к приему пищи.

2 ФАЗА

Проводится на 24-28 неделе беременности. Все женщины, которые подвержены влиянию факторов риска, в том числе и пациентки с невыявленными нарушениями в 1 фазе, между 24 и 28 неделями проходят глюкозотолерантный тест с 75 г глюкозы.

ПГТТ не проводится:

  • в случае раннего токсикоза беременных;
  • если есть необходимость придерживаться строгого постельного режима;
  • на фоне острого воспалительного процесса или инфекционного заболевания;
  • в случае обострения хронического панкреатита, а также в случае демпинг-синдрома.

Группа риска развития СД беременных:

  • лишний вес/ожирение — ИМТ≥25 кг/м2;
  • малоподвижный образ жизни;
  • есть ближайшие родственники с подтвержденным диагнозом Сахарный диабет;
  • женщины, в анамнезе которых уже есть роды большим плодом (свыше 4000г);
  • женщины, в анамнезе которых уже есть диагноз ГСД предыдущей беременности или мертворождение;
  • гипертензия ≥140 / 90 мм. Рт. Ст.;
  • уровень липопротеинов высокой плотности (ЛПВП) 0,9 ммоль/л (или 35 мг/дл) и/или уровень триглицеридов 2,82 ммоль/л (250 мг/дл);
  • наличие HbAlc ≥ 5,7%, что само по себе предшествует нарушениям толерантности организма к глюкозе или нарушенная гликемия натощак;
  • кардиоваскулярные болезни в анамнезе;
  • другие клинические состояния, которые могут ассоциироваться с инсулинорезистентностью (ожирение, черный акантоз и др.);
  • поликистоз яичников (СПКЯ).

Во всех этих случаях назначается глюкозотолерантный тест с 75 г сухой глюкозы.

ГТТ — это абсолютно безопасный диагностический тест с нагрузкой, который помогает выявить нарушения углеводного обмена.

Подготовка к тесту

  • Анализ берут у пациентки с сохранением привычного режима питания. Единственное условие — не сокращать потребление углеводов ниже чем 150 грамм в день минимум 3 дня до теста.
  • ГТТ проводят утром натощак, пищу не принимают в течение восьми-четырнадцати часов до теста.
  • Ужин накануне должен содержать 30-50 грамм углеводов.
  • Во время исследования разрешается пить воду.
  • Во время теста пациентка должна находиться в сидячем положении.
  • Курение строго запрещено до окончания теста.
  • Не рекомендуется до процедуры принимать любые лекарственные препараты, которые могут искажать данные (влияют на уровень сахара в организме).

Процесс исследования

  1. У Вас берут кровь из вены натощак.
  2. Вы выпиваете раствор сухой глюкозы 75 г на 250 мл негазированной воды без добавок. Пить следует не быстро, растягивая на 3-5 минут.
  3. Через 1 час и 2 часа у Вас берут кровь еще раз.

Результаты

Обратите внимание, что интерпретация результатов ГТТ может проводиться исключительно врачом (акушером, терапевтом, эндокринологом).

Норма показателей глюкозотолерантного теста:

  • Натощак ≤5,1 ммоль/л;
  • Спустя 1 час ≤10 ммоль/л;
  • Спустя 2 часа ≤8,5 ммоль/л.

Если одно из этих значений превышено, пациентке будет выставлен соответствующий диагноз ГСД

ВАЖНО:

Определение уровня сахара венозной плазмы определяется только путём взятия анализа крови из вены и выполняется исключительно в специализированной лаборатории. Глюкометры для этого исследования использовать запрещено.

Будьте здоровы!

Врач эндокринолог Стрельчук В.М.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовила
Татьяна Лапшаева
Нефролог, врач высшей категории, стаж более 20 лет
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий