Скорость оседания эритроцитов. Современные методы определения и клиническая интерпретация

ОАК при вирусной инфекции:

  • лейкоциты снижены или остаются в норме (зависит от вируса и индивидуально реакции организма),
  • лимфоциты увеличены,
  • моноциты увеличены,
  • нейтрофилы ниже нормы,
  • скорость оседания эритроцитов (СОЭ) в норме или незначительно повышена.

ОАК при бактериальной инфекции:

  • лейкоциты увеличены иногда значительно (очень редко норма),
  • нейтрофилы выше нормы,
  • лимфоциты ниже нормы (редко норма),
  • СОЭ увеличена. Но тут надо иметь в виду, что СОЭ – показатель медленно реагирующий. Он постепенно, в течение 5-10 дней от начала заболевания, повышается, и также постепенно снижается.
  • при среднетяжелой и тяжелой форме течения бактериальной инфекции могут появляться молодые формы клеток: миелоциты и метамиелоциты.

По случаю третьей волны пандемии российские власти обещают дополнительно вакцинировать всех, кто уже переболел ковидом или успел от него привиться. Тем временем врачи пока не договорились окончательно о том, имеет ли смысл это делать — а если да, то через какое время после болезни или первой прививки. Гораздо удобнее, кажется, было бы принимать решение индивидуально, по результатам теста на антитела. Но и из него не всегда можно сделать однозначные выводы. Редактор N + 1 смотрит в результат своего теста и размышляет о том, почему так непросто получить нужные ответы от одного-единственного числа.

image
Andrzej Tretyn et al. / ResearchSquare
А вот исследования на нескольких десятках американцев и паре сотен немцев — у них через полтора месяца после прививки в среднем по две-три тысячи IU или BAU, а у пожилых в среднем несколько сотен. Есть и сравнение титров здоровых привитых людей с теми, кто привился на фоне терапии иммуносупрессорами: через неделю после вакцинации у первых 2,5 тысячи BAU, у вторых — только 2 тысячи. Даже на фоне людей с подавленной иммунной системой мои 87 IU выглядят бледно.

Не успев толком расстроиться, я напоминаю себе, что у такого сравнения есть немало ограничений.

Во-первых, исследователи предостерегают людей от того, чтобы меряться результатами, полученными в разных тест-системах. Поскольку каждый разработчик сам подбирает тестовый S-белок, системы могут «ловить» немного разные антитела — и, как следствие, выдавать разные их концентрации. Поэтому следить за численной динамикой своих собственных антител еще может иметь смысл, говорят ученые, а вот сравнивать себя с окружающими — занятие бесполезное и неблагодарное.

Во-вторых, все данные, на фоне которых я рассматриваю свои 87 IU, получены в других странах, в другой эпидемиологической ситуации, а главное — после инъекции других вакцин. Аналогичной выборки по «Спутнику» не опубликовано — и кто знает, какой диапазон концентраций намеряли бы в ней?

Хорошо ли они защищают?

Как соотносится число антител с мифическим «уровнем защиты», вопрос еще менее понятный. Никто не знает, сколько антител нужно, чтобы с вероятностью 100 процентов не заболеть ковидом. Строго говоря, такого потолка может и не существовать — легко можно представить себе ситуацию, в которой антител в крови достаточно, но до нескольких вирусных частиц, а затем и зараженных клеток, они вовремя добраться не успевают — и вирус начинает размножаться в организме. По крайней мере, врачам встречались отдельные пациенты, которых высокая концентрация антител от заражения не спасла.

Но какие-то приблизительные оценки существовать должны? Я открываю недавнюю статью в Nature Medicine: ее авторы собрали данные клинических испытаний разных вакцин и посмотрели, как концентрация антител вскоре после прививки соотносится с «эффективностью вакцины» (то есть соотношением заболевших людей в группах привитых и непривитых: подробнее о том, как ее считают, в нашем тексте «Магия чисел»). Какую-то зависимость они обнаружили — но она оказалась нелинейной.

Вот что у них получилось:

image
По горизонтали — средний титр нейтрализующих антител у привитых людей по отношению к переболевшим (они приняты за единицу). По вертикали — эффективность вакцины (по результатам третьей фазы испытаний). Зеленая точка — вакцина Covaxin, привитые ей люди произвели столько же антител, сколько и переболевшие, а эффективность получилась около 80 процентов. Красная кривая — предположительная зависимость эффективность от титра. David S. Khoury et al. / Nature Medicine, 2021

Подобные кривые в биологии встречаются довольно часто. Это почти любая зависимость «доза — эффект»: пока доза меньше какого-то порога, даже значительный ее прирост не оказывает влияния на результат, после его «взятия» начинается резкий рост эффективности, затем наступает насыщение. В начале и в конце такая кривая будет пологой, поэтому ее называют S-образной. В случае с вакцинами начало кривой, когда антител очень мало, просто никого не интересовало — но если продлить этот график влево, мы наверняка увидим там плоское «дно», нижнюю половину «S».

S-образные кривые не позволяют делать точных прогнозов. В центре графика очень легко промахнуться — эффект растет слишком стремительно. Поэтому обычно по таким графикам вычисляют лишь дозу, что обеспечивает 50 процентов эффекта (она же PD50, от protective dose), в нашем случае — защиты от ковида. У авторов статьи эта отсечка получилась равной 20 процентам от среднего титра антител у переболевших людей. По своей выборке они подсчитали, что это примерно 54 IU (доверительный интервал 30-96). Если мерить по полякам, на которых я ориентировалась раньше, получается еще меньше — около 25 BAU.

Из этого следует, что эффективность моих 87 IU, скорее всего, выше, чем 50 процентов — а значит, не все потеряно. Какую-то защиту, если верить этим расчетам, они мне обеспечивают. Какую именно — подсчитать невозможно.

Впрочем, и с этим оптимистичным выводом мне нужно быть аккуратной. Авторы статьи в Nature Medicine проделали, конечно, очень важную работу: привели к единому знаменателю все титры антител, которые разработчики намеряли в первых фазах испытаний своих вакцин. Но все эти титры они получили на очень маленьких выборках (оттуда, вероятно, и такой широкий доверительный интервал). Например, в первой фазе испытаний «Спутника» участвовали всего 20 человек.

Значит ли это, что на меня с самого начала прививка подействовала не лучшим образом? Или она правда устарела? Авторы той же самой статьи подсчитали еще и скорость «распада» антител в крови. Они предположили, что если это происходит после прививки в том же темпе, что и после выздоровления, то зависимость тоже будет нелинейная. Чем больше антител было в начале, тем медленнее они будут исчезать из кровотока. За полгода, по их подсчетам, вакцина 99-процентной эффективности (такой, увы, у нас пока нет) практически не потеряет своей силы, а вот 90-процентная эффективность должна упасть уже до 70-процентной.

Если бы концентрация антител у привитых людей падала так же быстро, как в организме переболевших, то эффективность вакцин изменялась бы согласно этой модели: чем больше на старте, тем медленнее снижается со временем David S. Khoury et al. / Nature Medicine, 2021

Это, вероятно, объясняет, почему медицинские агентства многих стран рекомендуют переболевшим вакцинироваться — у них начальные концентрации меньше и потому быстрее иссякают. Это же, вероятно, объясняет и мой невысокий результат — видимо, он был невысоким с самого начала.

Спасут ли они от новых вариантов?

Как и в случае с «обычным» коронавирусом, с дельта-вариантом совершенно непонятно, какой титр антител обеспечивает защиту — и, как мы помним, нет никакой уверенности в том, что дело именно в этом самом титре. Разработчики «Спутника» обещали, что их вакцина останется эффективной — но пока ничем этого наглядно не доказали. Зато подсчитали, что активность антител по нейтрализации бета- («южноафриканского») и дельта-вариантов примерно в два раза ниже, чем для их «британского» предшественника (альфа-варианта). Если бы результаты лабораторных исследований можно было напрямую перенести в живой организм, то пришлось бы заключить, что защищать меня от «дельты» будут уже не 87, а 43,5 IU.

Недавно французские ученые тоже попробовали определить пороговую концентрацию антител нейтрализации вариантов коронавируса in vitro. На тот момент они еще не имели дела с «дельтой», но проверили сыворотку переболевших людей против вариантов «альфа» («британского») и «бета». У них получилось, что для нейтрализации альфы больше чем на 50 процентов хватит 200 по Abbott (то есть около 30 IU, если этот коэффициент у всех тест-систем Abbott одинаковый) — примерно столько они насчитали у людей, переболевших ковидом в течение года (это сильно отличается от результатов из других работ, что еще раз показывает, как сложно сравнивать между собой разные выборки и тест-системы). А чтобы справиться с «бетой», по их данным, потребуется 1000 AU (142 IU).

Эти данные, казалось бы, говорят о том, что мои шансы устоять против «дельты» невелики. Но и здесь я не спешу расстраиваться: чтобы прийти к этому выводу, мне потребовалось сделать множество допущений. Мне пришлось предположить, среди прочего, что штамм дельта ведет себя так же как бета, что нейтрализующая активность антител падает линейно, что нейтрализация вируса in vitro (по которой оценивают ускользание вариантов от антител) работает так же, как и внутри организма человека — и наконец, что мой иммунитет работает так же, как у переболевшего ковидом среднестатистического сотрудника французской больницы. На деле все может оказаться совсем по-другому.

***

Оставляя попытки пересчитать свой титр антител во что-то более значимое, я еще раз напоминаю себе (и вам), что одними только антителами моя иммунная система не ограничивается. Мы до сих пор не знаем, какой именно вклад они вносят в защиту от ковида. Не исключено, что кому-то удается и вовсе обойтись без них. Есть еще иммунологическая память — В- и Т-клетки памяти, к данным о которых получить доступ гораздо проблематичнее (и дороже). Поэтому, как бы недовольна я ни была работой моих В-лимфоцитов и титрами моих антител, насколько я защищена на самом деле — покажет только время.

FDA не рекомендует никому расшифровывать результаты анализов самостоятельно — и теперь, спустя четыре мучительных дня, проведенных за пересчетами титров и концентраций, я понимаю, почему.

Тромбоциты участвуют во всем процессе свертывания крови, начиная от образования первичного тромба в области повреждения кровеносных сосудов и заканчивая участием в процессах регулирования проницаемости и тонуса сосудов.

Подсчет максимально точного количества тромбоцитов осуществляется при помощи камеры Горяева и метода Фонио. Подсчет тромбоцитов по Фонио довольно точен. Метод Фонио является наиболее удобным именно при автоматическом подсчете.

Единицы измерения

В мазке, подвергнутом окрашиванию, считают 1000 эритроцитов и все попавшиеся тромбоциты. В итоге получается число, выражаемое промилле. Чтобы получить абсолютное количество тромбоцитов врач клинической лабораторной диагностики данную величину перемножает на количество эритроцитов, имеющихся в 1 мкл, а затем разделит на 1000.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную, капиллярную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Исключить из рациона алкоголь и лекарственные препараты (по согласованию с врачом) за сутки до сдачи крови.
  • Не принимать пищу в течение 8 часов перед исследованием, можно пить чистую негазированную воду.
  • Исключить физическое и эмоциональное перенапряжение и не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

Важное условие для корректной работы системы свертывания – это нахождение в кровяном русле определенного количества зрелых тромбоцитов. Отклонения в любую сторону могут иметь неблагоприятные последствия. Норма тромбоцитов в крови отличается в зависимости от возраста и пола. Если их уровень понижен, появляется склонность к кровотечениям, свертываемость крови ухудшается, ее трудно остановить. Если содержание тромбоцитов превышает норму, кровь становится густой, есть риск образования тромбов и закупорки сосудов.

Тромбоциты образуются в костном мозге из гигантских клеток – мегакариоцитов. По сути, они являются фрагментами этих клеток и представляют собой окруженные мембраной мелкие безъядерные бесцветные пластинки овальной или округлой формы, включающие гранулы. Диаметр тромбоцитов составляет от 2-х до 4-х мкм. Их принято называть клетками крови, как лейкоциты и эритроциты, хотя они таковыми не являются. Это постклеточные структуры, или бляшки Биццацеро (по имени итальянского ученого, который внес большой вклад в их изучение). В крови находится около 2/3 всех тромбоцитов, остальные содержатся в селезенке.

Функции кровяных пластинок

При повреждении сосудистой стенки сразу же происходит активация кровяных пластинок. Они приобретают шаровидную форму, на них появляются выросты, из-за чего они становятся похожими на звезду. Тромбоциты в активной форме способны к слипанию друг с другом (агрегации) и прилипанию к стенке сосуда (адгезии). В плазму крови они выделяют фермент, под действием которого растворимый фибриноген преобразуется в нерастворимый фибрин, который опутывает форменные элементы крови своими нитями, словно сетями. Образовавшийся тромб закрывает дефект в поврежденном сосуде. Тромбоциты принимают участие в растворении фибринового сгустка и поддерживают спазм поврежденных сосудов. Еще одна важная функция – это обеспечение питательными веществами клеток, которые выстилают внутреннюю поверхность кровеносных сосудов.

Что означают результаты?

Тромбоциты

Возраст Референсные значения
Меньше 10 дней 99 – 421 *10^9/л
10 дней – 1 месяц 150 – 400 *10^9/л
1-6 месяцев 180 – 400 *10^9/л
6 месяцев – 1 год 160 – 390 *10^9/л
1-5 лет 150 – 400 *10^9/л
5-10 лет 180 – 450 *10^9/л
10-15 лет 150 – 450 *10^9/л
Больше 15 лет 180 – 320 *10^9/л

Тромбоцитопения

Причины:

  • тромбоцитопеническая пурпура / гемолитико-уремический синдром;
  • ДВС-синдром (диссеминированное внутрисосудистое свертывание);
  • лекарственная тромбоцитопения (ко-тримоксазол, прокаинамид, тиазидовые диуретики, гепарин);
  • гиперспленизм;
  • идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура.

Следует помнить, что у беременных женщин в норме тромбоциты могут снижаться до 75-150×109/л.

Тромбоцитоз

Причины:

  • Первичный тромбоцитоз (злокачественное заболевание миелоидного ростка костного мозга, в том числе эссенциальный тромбоцитоз и хронический миелолейкоз);
  • Вторичный тромбоцитоз после удаления селезенки, при инфекционном процессе, железодефицитной анемии, гемолизе, травме и злокачественных заболеваниях (реактивный тромбоцитоз).
  • Повышение Hb, MCV или общего количества лейкоцитов свидетельствует в пользу первичного тромбоцитоза.

Общий развернутый анализ крови – это довольно недорогая методика диагностики всего организма, которая при этом обладает высокой точностью результатов. Такое исследование поможет выявить сбой в любом органе вашего тела.

Информативность общего развернутого анализа крови позволяет назначать последующее обследование и лечение пациента. Данный анализ сдает абсолютно любой человек, и первый раз он сталкивается с этим исследованием еще в новорожденном возрасте.

 

 

Важные отличия

Далеко не все понимают, чем общий анализ крови отличается от развернутого исследования. В последнем случае дополнительно исследуется около 30 важнейших показателей крови, которые дают необходимые данные по состоянию организма. Развернутый общий анализ крови позволяет исследовать следующие ключевые показатели:

  • Количество тромбоцитов.
  • Цветовой показатель крови.
  • Гемоглобин.
  • Лейкоцитарная формула крови и др.

Для проведения данного исследования забор крови выполняется из вены, а подготовка пациента стандартная – сдавать кровь следует натощак. В развернутом анализе отображается больше показателей крови, а потому нередко по его результатам выявляется сразу несколько заболеваний. Потому врачи советуют проходить это профилактическое исследование несколько раз в году без необходимости диагностирования заболевания.

Нормы показателей крови в развернутом анализе

Самое пристальное внимание врачей уделяется расшифровке развернутого анализа крови и установленным нормам в рамках данного исследования. Специалист сразу видит отклонения от нормы и фиксирует это документально. Следует учитывать, что нормы развернутого общего анализа крови отличаются у женщин и мужчин.

Гемоглобин. Это составной компонент эритроцитов, который отвечает за доставку кислорода к тканям и органам. В случаях, когда по результатам диагностируется недостаток гемоглобина, ставится диагноз анемии. В этом случае происходит кислородное голодание организма.

Эритроциты. Это кровяные красные клетки, которые также отвечают за транспортировку кислорода к тканям организма. Также эритроциты отвечают за процессы окисления в организме.

Цветовой показатель. Демонстрирует насколько эритроциты насыщены гемоглобином. Снижение цветового показателя может выявляться при анемии, а повышение – в случае нехватки фолиевой кислоты, как вариант.

Лейкоциты. Это белые клетки кровяной массы, которые играют роль в формировании иммунной системы организма. Анализ также позволяет подробно изучить лейкоцитарную формулу – в отдельности рассматриваются каждый из 5 подвидов лейкоцитов, а также норма их содержания.

СОЭ. Скорость оседания эритроцитов – это важный индикатор наблюдающихся патологических отклонений в организме пациента. Данный показатель напрямую зависим от возраста человека. Также результаты анализов будут различаться у мужской и женской половины пациентов.

Общий развернутый анализ крови – это одно из наиболее популярных исследований в настоящий день. Данная диагностика позволяет с высокой вероятностью выявить ряд патологий в организме и правильно назначить дальнейшее исследование с продуманным курсом лечения.

График работы процедурного кабинета в клинике Заботливый Доктор: каждый день с 8.00 до 16.00 часов; в субботу с 9.00 до 13.00 часов.

Более подробно о том, как и в какое время рекомендуется пройти развернутый анализ крови Вы можете в нашем интернет-магазине, в разделе “Медицинские анализы – прайс” или позвоните нам по телефону 244-88-74, 8 (951) 661-77-44

Удачи вам и здоровья!

Разные нормы

«Лабораторная норма» — это не то же, что нормальный результат анализа. Научное название «лабораторной нормы» — референсный интервал. Как правило, это диапазон средних значений конкретного лабораторного показателя, который получили при массовом обследовании здорового населения. Он и указан в бланке лабораторных анализов в разделе «норма».

Согласно международному протоколу Института клинических и лабораторных стандартов (CLSI), для получения этого показателя нужно набрать от 20 до 120 здоровых добровольцев, взять у них образец биологического материала, провести анализ и расположить полученные результаты в ряд — от низкого к высокому. В середине окажется среднее значение, а 95% результатов, которые оказались по бокам от среднего, и будут диапазоном нормы. 

Каждая лаборатория для каждого показателя обязана рассчитывать собственный референсный интервал. Это логично, ведь в одном и том же городе результаты здоровых жителей промышленных районов могут отличаться от результатов здоровых жителей исторического центра. Они дышат воздухом разной чистоты, пьют воду разного качества, а еще у них разный уровень дохода, так что они по-разному питаются. 

Это означает, что в лаборатории из центра города референсные интервалы для одних и тех же показателей будут отличаться от референсных интервалов для лаборатории с окраины. Даже если эти лаборатории — сетевые, то есть реактивы и оборудование в них одинаковое. Но это — идеальная картина.

Чтобы сэкономить, многие лаборатории не рассчитывают собственные референсные интервалы, а берут указанные производителем в инструкциях к реактивам. Но у разных производителей они отличаются, так что «лабораторные нормы» в разных лабораториях все равно не будут одинаковыми.

В разных странах и медицинских организациях референсные интервалы могут не совпадать. Скажем, в России для тиреотропного гормона (ТТГ) — 0,4-5,0 мЕД/л, а в США — 0,3-5,0 мМЕ/л. Так получилось потому, что у 95% обследованных здоровых американцев предел по ТТГ оказался шире, чем у 95% здоровых русских.

Кстати, мЕД/л и  мМЕ/Л — одно и то же. «МЕ» расшифровывается как «международная единица», а «мМЕ» — «милли- международная единица». То есть русское сокращение так и расшифровывается — милли- международная единица на литр. 

Иногда договориться о референсных интервалах не могут даже медицинские учреждения одной страны. В США, например, часть профессиональных организаций считает, что минимальный уровень витамина D в крови начинается от 20 нг/мл, а часть — от 30 нг/мл. Проблемы из-за этого возникают не только у пациентов, но и у врачей, однако привести все референсные пределы к одному образцу пока невозможно. 

Главная трудность состоит в том, что результаты научных исследований, изучающих самочувствие людей с разным уровнем витамина D в крови, противоречат друг другу. Такая проблема существует не только с витаминами, но и с многими другими лабораторными показателями. Ничего не поделаешь: о работе человеческого организма пока известно далеко не все, так что медицина в целом и лабораторная диагностика в частности во многом остается вероятностной наукой.

Разные результаты

Оборудование и реактивы отличаются. Выше уже упоминалось, что референсные интервалы у разных производителей не одинаковые. Так происходит потому, что их наборы для определения одного и того же лабораторного показателя обладают разной чувствительностью. 

Например, когда китайские исследователи сравнили четыре коммерческих набора для определения коронавируса, выяснилось, что они немного отличаются. Более того, внутри одного и того же набора чувствительность варьировалась от партии к партии. Авторы работы даже предложили использовать реактивы из разных наборов: если одному набору не удалось «поймать» вирус, есть шанс, что удастся другому. 

В случае старых и проверенных тестов, которые давно используются в лабораторной практике — например, на общий белок, глюкозу или билирубин, внутри одной тест-системы результаты получаются более стабильными. Но если взять один и тот же образец и пропустить его через тест-системы разных производителей, результаты тоже будут отличаться.

Даже если оборудование и реактивы одни и те же, результаты все равно почти наверняка не будут одинаковыми. В первой лаборатории кровь могла брать медсестра с пятнадцатилетним стажем, а во второй — неопытная практикантка, которая с трудом нашла вену. Или в первом случае пациент пришел в обычном расположении духа, а во втором — после разрыва с любимым человеком. 

Боль и тоска — факторы стресса, а он способен повлиять на результаты анализов. Например, повышать уровень холестерина в крови. Даже если пациент сдавал анализы в один и тот же день, вероятно, что уровень холестерина в бланке из второй лаборатории будет выше, чем из первой.

Пациент сдавал анализы в разное время. Концентрация многих веществ в крови в течение дня меняется. Например, уровень «гормона сна» мелатонина сильно отличается утром и вечером. А содержание глюкозы в крови до обеда будет ниже, чем после. Поэтому, даже если пациент сдавал кровь в одной и той же лаборатории, одной и той же медсестре, и пребывал в одинаковом расположении духа, но делал это не в одно и то же  время, результаты получатся разными.

Как быть

Пересдать анализ в той же лаборатории в то же время. На этом варианте настаивает большинство лечащих врачей. Если пытаться сопоставить результаты, полученных в разных лабораториях, врач рискует ошибиться — то есть назначить пациенту неправильное лечение или пропустить начала осложнения.

Пересдавать нужно в той же лаборатории, в которой сдан первый тест. Ведь именно динамика «от первого к последующим» отображает изменения в состоянии пациента и реакцию на лечение.

Перевести результаты в одни единицы измерения и сравнить. Этот вариант подойдет тем, кто сдавал анализ «для себя» — например, во время ежегодной диспансеризации по полису дополнительного медицинского страхования. 

Если в разных лабораториях выдали бланки с разными единицами измерения, можно пересчитать одни единицы в другие на специальном калькуляторе. Например, в бланках с результатами анализа на билирубин одни лаборатории указывают мкмоль/л, а другие — мг/дл. Чтобы результаты можно было сравнить, нужно привести их к единым единицам измерения — например, перевести оба в мкмоль/л. Сопоставление поможет понять, повысился или понизился уровень. Правда, подобную информацию нельзя использовать в качестве руководства к действию — делать выводы должен врач.

По статистике, чем больше сдается анализов, тем выше вероятность, что хотя бы один результат отклонится от нормы. Если не попадание в ее границы беспокоит, лучше проконсультироваться с врачом. Правда, тест в этом случае скорее всего придется пересдать.

Важно запомнить

  • Нормы в лабораториях различаются — это нормально;
  • Разные лаборатории выдают разные результаты — это тоже нормально;
  • Результаты анализов из разных лабораторий сравнивать тяжело. Чтобы получить надежные результаты, придется пересдать тест в лаборатории, в которой сдан первый анализ.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовила
Татьяна Лапшаева
Нефролог, врач высшей категории, стаж более 20 лет
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий